Куинджи Архип Иванович  
 
 
 
 


Глава первая. Страница 2

1-2

На одной из широких улиц Куинджи догнал группку мужиков в подпоясанных латаных зипунах, с котомками за плечами. На ногах — разбитые лапти и грязные онучи, перевязанные крест-накрест веревками. Двое тяжело опирались на сучковатые палки. Они шли медленно и переговаривались:
— Почитай, все подались из деревни.
— Да не... Солдат остался, а еще дед Платон с унуком.

К говорившим повернулся нечесаный бородатый мужик и хрипло сказал:
— А братаны Петрухины, которые на Выселках?
— Знамо... У них деньга. Землицу выкупят... Разговор прервал церковный звон. Он раздался, как по команде, в разных местах одновременно. Нарастая, становился громче, утробнее, пока не поплыл над землею протяжным медным гулом, заполняя до краев московские улицы, дворы, усадьбы. Крестьяне остановились, начали оглядываться по сторонам, будто ища колокольню, но, ничего не увидев, уставились в небо и принялись осенять себя крестом.
— Все сорок сороков ударили,— проговорил кто-то из них.
— К заутрене, стало быть.
— Да не... Слыхивал я — во всех божьих храмах читают государеву манифесту про волю. От самой ранней весны.
— Из хомута прямь в ошейник,— зло перебил лохматый.

Колокольный перезвон прокатывался над городом. В голубое небо, оглашенно каркая, взлетели стаи ворон. Всполошенные, они то сбивались в огромные черные тучи и подымались ввысь, то, рассыпавшись, проносились над крышами зданий, выписывали круги, словно хотели затушевать высокое, ясное солнце...

Здесь, в Петербурге, оно было такое же искристое, как и в Москве. Архип стоял на привокзальной Воздвиженской площади, подставив лучам красивое смуглое лицо, обрамленное кудрявыми смоляными волосами.

Мимо проходили и пробегали люди. Некоторые приостанавливались, с нескрываемым любопытством оглядывали плечистого парня, одетого в недорогой, ладно сидящий темный костюм. Сзади раздался басовитый окрик:
— А ну посторонись!

Куинджи оглянулся. На него надвигался огромный бородатый мужик в фартуке и с бляхой на груди. Он тащил два связанных чемодана на левом плече и два в руках. Архип отскочил в сторону. Носильщик остановился у пролетки, и вскоре шедшая за ним старуха тронулась в путь. «А куда мне? — наконец подумал Куинджи.— Спросить надо». Достал из бокового кармана листок с адресом, который дал ему в Одессе художник Ревельский.
— Я снимал комнату, когда поступал,— сказал он.— Недалеко от Академии и не дорого.

С Воздвиженской площади открывалась перспектива Невского. Далеко, в солнечном мареве, поблескивала золотистая игла Адмиралтейства. На площадь въехал синий омнибус, остановился, и в него стали входить пассажиры. Архип схватил чемодан и направился к омнибусу, но тут же замедлил шаг. Тронул за руку проходившего мимо мужчину в короткой поддевке и спросил:
— Васильевский остров где?

Прохожий остановился. С любопытством посмотрел на парня и с присвистом произнес:
— Извольте следовать по прошпекту-с,— и махнул рукой в сторону Невского.

Куинджи даже не заметил, как оказался в густой толпе; ему показалось, будто обитатели высоких домов одновременно высыпали на улицу, чтобы удивить и ошарашить приехавшего в столицу провинциала своими разноцветными плащами, платьями, зелеными мундирами, длинными сюртуками, шинелями, бархатными жилетами, лакейскими ливреями, фасонистыми шляпками и шляпами, платками и шалями, картузами и фуражками.

Людской поток, двигавшийся по отполированному подошвами каменному тротуару, увлекал парня все дальше, пока не притиснул к витрине булочной лавки. Аляповато нарисованные кренделя и бублики напомнили о еде. Архип взялся за ручку двери и легко надавил на нее. Над головой дзенькнул колокольчик.
За прилавком стоял широколицый, с маленькими усиками приказчик. Белый полотняный фартук прикрывал красную, в горошек, косоворотку. С растянутым в улыбке ртом, с рыжими волосами, намазанными репейным маслом, он показался Архипу нарисованным. Но продавец поприветствовал его и услужливо подал мягкий, вкусно пахнущий калач.
— Пряников медовых желать не изволите? — спросил приятным голосом.— Тожить имеем.

Куинджи покачал головой. Приказчик вдруг уставился на него, будто лишь сию минуту увидел курчавую шапку смолянистых волос. Заученная улыбка сползла с лица, не скрывая удивления, проговорил:
— Слова у вас вроде нашинские, а вид вроде бы нет. Куинджи не выдержал и засмеялся.
— Да нашинский я, россейский,— сказал он.— Учиться приехал.
— Из господ студентов значится,— протянул многозначительно приказчик.— А с виду сословия не ихнего. Сродственники в Питере имеются?
— Нет никого.
— Тожить забота. В ночлежке — оно разве житье? Да и на вид не того... Чтой-то будет? — уже сочувственно проговорил продавец.
— То, чего хочу,— твердо сказал Архип. Достал из кармана листок с адресом и спросил: — Вот, Васильевский остров. Пятая линия, дом восьмой, квартира Тешковой. Рядом с чайной Чижа.
— Знамо это место. Возле императорской Академии.
— Далеко?
— Ды-к на той стороне! — воскликнул приказчик.— Извольте пойти в конец Невского. С него на Благовещенскую площадь, а там рукой подать по Николаевскому мосту. Аккурат Васильевский будет...

Вздыбленная лошадь и человек у ее ног возникли внезапно. Куинджи даже вздрогнул от неожиданности и остановился. Когда сообразил, что перед ним скульптура, подошел поближе... Мышцы укротителя напряжены до предела, у лошади даже видны взбугрившиеся вены, она рвется на волю. Архип видел таких строптивых коней с горячей кровью и необузданным нравом. И здесь — укротитель и лошадь в движении. И это — в бронзе. Невозможно поверить. Но перед ним не мираж, а реальность, хоть руками потрогай. И такое создал человек. Пораженный удивительной совершенностью художественной формы, он подолгу стоял возле каждой из четырех скульптурных групп. Опомнившись, подхватил чемодан и заторопился дальше.

У Екатерининского театра решил было свернуть к скульптуре Екатерины, но что-то его остановило, и он прошел мимо. Казанский собор, возникший внезапно из-за угла высокого здания, как и «Укротители коней», ошеломили парня. Он остановился как вкопанный, забыв опустить чемодан. Его толкали, что-то говорили ему, но он ничего не замечал. Неотрывно смотрел на полукруглую могучую колоннаду, на синеватый, не менее грандиозный купол с причудливым шпилем и не мог охватить взором величественное творение рук человеческих. Собор возвышал душу и в то же время подавлял ее. В нем была величественная простота и магическая притягательность.

Кто-то тронул Архипа за плечо.
— Что? — встрепенулся он и повернул голову. Рядом с ним стоял огромный городовой в белом кителе.
— Вы бы того-с, малость влево-с, — попросил он,— Мешаете-с.
Куинджи смутился, подошел к зданию и поставил у ног чемодан. Городовой снова оказался рядом.
— Извольтс-с паспорт.
Пришлось из чемодана доставать документ. Городовой перелистывая его, произносил вслух:
— Мариупольский мещанин... Тэк-с... Вид на жительство... Тэк-с. Одесский.— Возвратил паспорт и спросил: — Стало быть, впервой в столице?
— Эт-то, в Академию поступать буду. На художника.
— Эвон как! — удивился городовой.— Небось, туда-с идете. Так сверните на Морскую. На левую руку. За собором первая улица. Прямехонько по ней — и попадете-с...

Минут через тридцать Куинджи вышел к Неве. Остановился у коричневого каменного парапета, который тянулся в обе стороны насколько хватало глаз. На противоположном берегу виднелась такая же отвесная стена. Свинцово-голубая река дохнула и разгоряченное лицо неприветливым холодком, и непонятная поначалу тревога сдавила грудь Архипа. Возможно, ее вызвала увиденная впервые в жизни стиснутая неумолимым гранитом широкая река. Усмиренная, как бронзовая лошадь на мосту, она потому и суровая такая, что течет будто в неволе, и дышит холодом. И все же перед ним лежала необычайная панорама, созданная человеком: гранитные набережные, мост, изящно выгнутый над водой, величественные дворцы на противоположном берегу. «Вон сфинксы, — прошептал Архип, разглядев необычные фигуры. — Говорили— напротив Академии».

Он шел по мосту, не замечая чугунных перил с оригинальными фигурками лошадей, не слыша дробного стука проезжающих по деревянному настилу пролеток и карет. Все существо Архипа поглотило здание Академии художеств, выраставшее перед ним. Но он так разволновался, что не подошел к нему, а свернул к набережной. Спустился к воде, сел на каменную ступеньку лестницы, и мерный плеск волны успокоил его.

Дом на Пятой линии оказался рядом с Академией художеств. По полутемной лестнице Архип взошел на последний этаж и перевел дыхание. Постучал в дверь, за которой слышался громкий говор. Никто не отозвался. Постучал еще раз. Дверь открылась неожиданно резко. Из квартиры дохнуло приторным запахом ладана, а в проеме возник взлохмаченный человек в жилете, из-под которого выбивалась грязная сорочка.
— Студентов принимает мадам Тешкова! — выкрикнул он раздраженно.— Мы не нуждамшимся.— И захлопнул дверь.

Пришлось постучать в соседнюю. На пороге появилась миниатюрная старушка в розовом капоте и с темно-зеленой клетчатой шалью на плечах.
— Здравствуйте,— застенчиво произнес Куинджи и запнулся, не зная, как назвать старую женщину. Мадам в его представлении виделась молодой и недоступной, а тут... Наконец решился: — Я, эт-то... Ревельский написал. Художник жил у вас.
— А ты заходи, заходи, господин хороший,— предложила приветливо старушка.— Вижу — с дороги. Чай у меня завсегда горячий. Доброму человеку пошто не пособить...

Лежа на деревянной койке в маленькой комнатушке с окном, выходящим во двор, Куинджи припоминал долгую беседу с хозяйкой — Дарьей Степановной Тешковой. Уставший, но довольный, он улыбнулся, радуясь петербургскому приюту, нанятому без особого труда за четыре с полтиной в месяц. В ушах стояло уже не сердитое, а смешное «мадам» применительно к хлопотливой хозяйке квартиры; от непонятных для него слов «давеча», «пошто», «допреж», «зябко» веяло какой-то таинственностью. Таким же загадочным казался и Петербург. Он был рядом, за окном, из которого виднелись только крыши бесчисленных зданий.

1-2

Следующая глава


Эльбрус вечером (1899 г.)

Лунное пятно в зимнем лесу (1898 г.)

Облака (1905 г.)



Главная > Книги > Свет Куинджи > II. Гений света > Разговор прервал церковный звон
 
     

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Архип Иванович Куинджи. Сайт художника.