Куинджи Архип Иванович  
 
 
Весь наш контент размещается здесь.
 
 


Виталий Манин рассуждает о творчестве Архипа Ивановича Куинджи. Страница 1

В истории русского искусства XIX века имя Архипа Ивановича Куинджи сопровождалось множеством легенд. Прежде всего, это происхождение. Обучение и становление художника еще мало изучены. Загадки преследовали его от рождения до смерти.

Фамилия Куинджи турецкого происхождения, а не греческого. Так, может быть, Куинджи не грек? Почему, не успев вступить в Товарищество передвижных художественных выставок, вышел из него? Почему, достигнув огромной популярности у публики своими знаменитыми произведениями, замолчал на тридцать лет? Откуда возникло у художника богатство, которое он пожертвовал молодым дарованиям и на организацию общества художников его имени?

Казалось, что свой уникальный живописный дар он получил от бога. Воспользовавшись им, он преодолел традиции и выработал свою систему творчества, далеко не исчерпанную последователями. За короткий срок ему удалось привить уважение к себе учеников Академии художеств, испытываемое ими до конца дней своих. При жизни Куинджи ходили легенды о его страстной привязанности к разного рода живописи. Сохранились художественные документы — замечательные рисунки известного сатирика П. В. Щербова, изображающие Куинджи, врачующего птиц на крыше своей мастерской.

Куинджи был глубокий философ и гуманист, затворник и общественный деятель, бунтарь и хитрый дипломат, радетель художников и художественного образования, любимец молодежи и ненавистник чиновных особ, наивный человек и осторожный политик.

Память о Куинджи хранилась долго и не только в обществе, им основанном, но и в сознании всех знавших его почитателей и учеников. А их оказалось немало. Воспоминания о великом учителе долгое время доходили из Индии от Н. К. Рериха, почтенного ученика. Однако свидетельств о жизни Куинджи почти не сохранилось. Достоверна одна подпись, по-детски крупная, исполненная с трудом, очевидно, вследствие небольшой грамотности. Куинджи умел писать замечательные полотна и с трудом — буквы.

Как могло все уместиться в одном лице — тоже загадка биографии Архипа Ивановича Куинджи.

Загадки биографии Куинджи начинаются с даты его рождения. Все имеющиеся документы противоречивы. В Центральном государственном историческом архиве в «деле Куинджи» хранятся три паспорта. Даты рождения в них соответственно обозначены 1841,1842 и 1843 годы. Наиболее вероятным представляется 1842 год. К такому выводу склоняют побочные документы, в разное время выданные Куинджи управой города Мариуполя, в котором он родился, советом Академии художеств и другими учреждениями.

Глубокую тайну хранит детство художника. При жизни Куинджи не любил высказываться о себе, вспоминать трудности. После его смерти Общество имени А. И. Куинджи направило двух своих членов — С. М. Дудина и И. А. Джанеева - на родину замечательного художника для сбора о нем сведений. Художники опрашивали родственников и земляков. Дудин попутно фотографировал места, связанные с детством Куинджи. Несмотря на недостаточность собранных документальных материалов, они ценны своей достоверностью, так как исходят от очевидцев.

Нет сомнений, что Архип Иванович родился в семье грека-сапожника Ивана Христофоровича. Но Иван Христофорович был не только сапожником, одновременно он занимался хлебопашеством. В метрике Куинджи значится под фамилией Еменджи. Обе фамилии — Еменджи и Куинджи — турецкого происхождения. В среде мариупольских греков говорили по-татарски. Сам художник, будучи уже в зрелом возрасте, отлично объяснялся с крымскими татарами. Но понимал и греческий. Как известно, крымские татары долгое время являлись вассалами Турции. Поэтому перевод многих фамилий крымских татар и отатарившихся греков можно сделать посредством поисков основы в турецком языке. Понятие «трудовой человек» — Еменджи — не расходится с истинным социальным положением Ивана Христофоровича, сапожника, занимающегося к тому же и хлебопашеством.

В семье Куинджи хранились воспоминания о лучших временах, когда дед Архипа Ивановича был золотых дел мастером. Куинджи по-турецки — ювелир, мастер, изготавливающий изделия из золота и серебра. По сведениям М. П. Неведомского, фамилия Куинджи появляется лишь в переписи 1857 года, когда Ивана Христофоровича уже не было в живых. Однако воспоминания о «благополучном» деде долго жили в большой семье Куинджи. Это обстоятельство нашло отзвук в переведенной на русский язык фамилии родного брата Архипа Ивановича Спиридона Ивановича Куинджи - Золотарева. В виде на жительство 1870 года фамилия Куинджи приведена в первоначальном звучании Куюнджи (золотых дел мастер). А. И. Менделеева вспоминает слова самого Архипа Ивановича, сказавшего однажды, будто настоящая фамилия его Шаповалов. Это утверждение, видимо, результат недоразумения. Шаповалова — девичья фамилия Веры Леонтьевны, жены Архипа Ивановича, гречанки по национальности, имевшей, кстати, и татарскую фамилию — Кетчерджи.

Куинджи считал себя русским, предками своими называл греков, которые со времен античности населяли Причерноморское побережье, а затем горно-степные районы Крыма. Они стойко охраняли православную веру и культуру от турецкой и татарской ассимиляции. После завоевания Екатериной II Тавриды многие из них были выселены в легендарные места, в степи реки Кальчика, древней Калки, где некогда произошла жестокая битва русских с татарами. Греки, предки Куинджи, поселились в 1770-х годах в окрестностях бывшей крепости Павловск, по их просьбе переименованной в Мариуполь. В мариупольском предместье Карасевке (от татарского наименования Кара-су), в маленьком доме, притулившемся на краю обрыва, открывавшего широкие горизонты долины Кальчика и Азовского моря, родился Архип Иванович Куинджи.

Следующая страница


Вечер в Малороссии (А.И. Куинджи, 1878 г.)

Лунная ночь. Эскиз (А.И. Куинджи)

Полдень. Стадо в степи (А.И. Куинджи, 1890-1895 г.)



 
     

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Архип Иванович Куинджи. Сайт художника.